Перевод с английского интервью Билла и Джастин Вильямс

Предисловие автора перевода

Настоящее интервью Билла и Джастин Вильямс было опубликовано в 2008 году в тематическом издании Stocks & Commodities. Интервью мне стало интересно тем, что в нем раскрываются основные моменты применения методов Вильямсов. Да, именно Вильямсов, потому как Джастин работала с Биллом со своих 19 лет. В ноябре 2018 года я прошел у нее персональный коучинг, и многое из того, что вы прочитаете в этом переводе, подтвердилось. В частности то, что метод нужно подстраивать под свою индивидуальность. В интервью это понятно из того, как Билл рассказывает о своей торговле и как Джастин рассказывает о своей. Они торгуют по-разному, используя одни и те же свойства рынков. Скажу сразу, что я не профессиональный переводчик, и, если вы хотите почитать оригинал, то я оставлю на него ссылку в конце статьи. Я не преследовал цели сделать точный перевод хотя бы потому, что если некоторые речевые обороты английского языка перевести на русский, то получится бессвязный набор слов. Я постарался сохранить основной смысл. Также считаю, что книги из серии «Торговый хаос» в некоторых местах некорректно переведены на русский. Заметно, что перевод  делал человек, не имеющий к трейдингу никакого отношения. В связи с чем некоторые мои подписчики попросили меня сделать перевод книг заново. К сожалению, у меня нет на это времени, так как это очень трудоемкий процесс. Возможно, когда-нибудь в неопределенном будущем…

 

Команда Отец-дочь

Билл Вильямс и Джастин Вильямс-Лара

Билл М. Вильямс (БВ) — бывший психотерапевт и основатель Profitunity Trading Group имеет опыт трейдинга более 49 лет. Кроме того он тренирует трейдров на своих частных лекциях и написал три бестселлера: «Торговый хаос», «Новые измерения биржевой торговли» и «Торговый хаос: второе издание». Он также известен как спикер среди трейдеров высокого уровня. Он проводит свои семинары по всей Европе, Азии и в Соединенных Штатах, которые рассказывают о фракталах, волнах Эллиотта, индексе облегчения рынка (прим. автора перевода: авторы текста написали money flow index, естественно это не верно, так как Билл разработал именно market facilitation index), «Мудрецах» и Аллигаторе Профитюнити.

Дочь Билла Джастин Вильямс-Лара (Дж В) — президент Profitunity Trading Group. Она активно торгует 14 лет на фондовых и товарных рынках. Она тоже тренирует трейдеров на основе метода Profitunity на своих частных лекциях в Калифорнии. Трейдинг — это ее жизнь, как она говорит, и, обучая других людей торговать, делая их свободными, она продолжает дело своего отца.

Джон «Джей» Норрис (Дж Н) — старший стратег Brewer Futures Group лично встретился для того, чтобы взять интервью у Билла и Джастин Вильямс 23 февраля 2008 в Южной Калифорнии.

 

Можете ли Вы рассказать, как Вы торговали в прошлом году?

БВ: Прошлый год был нашим лучшим годом. К настоящему моменту я торгую четверть века, и позапрошлый год был нашим лучшим годом до прошлого, но прошлый стал еще лучше позапрошлого. Сейчас я торгую только на фондовом рынке, но большую часть моей карьеры трейдера я торговал на товарных рынках. [Ранее Вильямс объяснил, как заменил много товарных рынков на ETF* на фондовом рынке — Дж Н]

*Exchange Traded Funds – иностранные биржевые инвестиционные фонды, ценные бумаги которых торгуются на бирже, или, другими словами, прозрачная «упаковка», в которой можно купить «весь рынок целиком», т.е. через брокерский счет вложиться во все ценные бумаги, входящие в соответствующий индекс (прим автора перевода).

В прошлом году у нас было несколько разных торговых счетов, один из которых вырос более чем на 100% [это его обычный счет, на котором он торгует ежедневно, и ежемесячно снимает прибыль и покупает на нее физическое золото и процентные золотые сертификаты] Большой счет вырос более 40%. Мы начали на нем торговать около пары лет назад и я верю, что один из моментов, которые мешают людям торговать это то, что они слишком часто заходят в рынок и быстро выходят из него. Таким образом, я трендовый трейдер и предпочитаю оставаться в рынке настолько долго, насколько это возможно. Я принял решение два года назад, что первого января я зайду в сделку и не выйду из нее до конца года, даже если будет потоп и все полетит к черту и одна эта сделка принесла мне 40% в том году, и более 50% годом ранее, и по нашим стандартам мы отлично справились.

Я знаю, что Вы довольно опытный трейдер и немного знаете о товарных рынках. Была ли у Вас какая-то сделка или торговая кампания за последние годы, которая бы Вам запомнилась?

БВ: Да. У меня их было несколько. Вот мы в начале 2008 года видим, как доллар падает очень сильно и все, что измеряется в долларах, стало очень дорогим, будь то пшеница, золото или валюта. Если вы посмотрите на золото для примера, то оно значительно выросло в долларах. Но если вы посмотрите на золото в других иностранных валютах, то график не будет выглядеть таким «бычьим», как в долларах. О чем мы говорим в действительности и пока мы об этом говорим, мы находимся в резком падении рынка недвижимости — многие люди думали, что они зарабатывают деньги на своих домах и сейчас они выяснили, что они не зарабатывали так много денег, и основополагающая структура этого рынка — доллар идет вниз, поэтому все, что оценивается в долларах становится более дорогим.

Итак, правильнее сказать, что Вы трендовый трейдер?

БВ: Абсолютно так.  К настоящему моменту мы учим людей торговать на протяжении нескольких десятилетий, и одна вещь, которую делают почти 100% начинающих трейдеров — это частые входы и выходы из рынка. Мы получили больший успех, когда, проанализировав рынок, заходим в долгосрочный тренд и остаемся в нем настолько долго, насколько это возможно, поэтому да, я, определенно трендовый трейдер. Сейчас один из путей, чтобы зайти в торговлю, если мы видим затянувшийся тренд. Мы имеем то, что мы назвали бычий/медвежий дивергентный бар или период, когда индикаторы демонстрируют нам резкое движение и мы знаем как заходить против тренда в такой ситуации. Часто наш первый вход в рынок мы делаем по этому контр-трендовому сигналу.

На каком тайм-фрейме Вы торгуете?

БВ: Я в принципе торгую только дневные графики. Я провел много десятилетий, наблюдая за рынками каждый момент времени в течение дня. Однажды моя жена бросила мне вызов, смогу ли я съесть обед не за экраном монитора. 12 лет или более она приносила мне обед каждый день, когда я смотрел в монитор. И если она не приносила мне обед, я не ел. И вот что я выяснил однажды, когда она заставила меня оторваться от экрана, чем меньше времени я проводил у монитора, тем больше денег я делал.

Как Вы выбираете рынки или акции для торговли?

БВ: В основном я торгую биржевыми фондами (ETF) — это большое преимущество для трейдеров. Я нахожу так много рыночных возможностей, что у меня действительно нет организованного способа их поиска. Я знаю несколько программ сканирования рынков, но только в повседневной жизни вы и так много слышите. Например, когда мы едем на заправку, мы знаем, что цена на бензин или нефть растет, поэтому мы можем посмотреть на акции нефтяных компаний и, если они соответствуют вашим параметрам, вы можете торговать их. Таким образом, нет проблем, чтобы найти возможности. Существует больше возможностей, чем у вас времени, чтобы воспользоваться ими.

Как насчет сравнения фундаментальных новостей в газетах с тем, что происходит в текущий момент на рынках?

БВ: Что касается исследований компаний и читаю ли я об их продуктах? Я не делаю ничего такого. Я смотрю на график и только на график. Иногда я могу что-то прочитать в газете и посмотреть на этот график, но не для поиска торговой ситуации. Существует так много возможностей каждый день, но это вопрос оценки этих возможностей для поиска лучшей ситуации для входа.

Считаете ли Вы, что системный трейдинг (прим.автора перевода — возможно, имелся в виду алготрейдинг) может сравниться с опытным трейдером, который делает более точные входы (прим.автора перевода — в оригинале «жмет на курок»)?

БВ: Не думаю, что к настоящему моменту мы достигли такого прогресса в компьютерной индустрии и обработке данных, и это не может сравниться с человеческим мозгом. Таким образом, люди пытаются получить всю информацию о торговле, однако снова возвращаются к графику. График — это ЭКГ (электрокардиограмма) рынка, которая точно говорит нам, что рынок делает в настоящий момент. Когда мы учим людей торговать, то фактически даем им 10 секунд, чтобы оценить график: куда заходить, почему заходить, какой риск будет в сделке, где ставить стоп-лосс, все это за 10 секунд, это требует практики, но это легко сделать. Не есть хорошо — тратить много времени на принятие решения и думать что хорошо, а что плохо.

Какое у Вас образование?

БВ: У меня степень бакалавра в области инженерной физики — это супернаучная ерунда, а моя докторская работа была в области психологии, которая является своеобразным художественно ремесленным материалом. Оба образования и помогали и мешали (прим.автора перевода — в оригинале причиняли боль). Трейдинг намного проще по нашему мнению, чем мы можем его делать. Однажды я услышал от известного трейдера, который зарабатывал больше всех в своем окружении, когда его спросили, в чем секрет: «Сперва я узнал, что здесь намного меньше, чем кажется на первый взгляд».

И это наш девиз. Мы хотим убрать все, что нас смущает, и реагировать только на вещи, которые вносят изменения в структуру рынка, а структура рынка это то, что движет рынком, — это поведение людей. График — это ЭКГ (электрокардиограмма) массы трейдеров, которые торгуют здесь и сейчас. Хочу подчеркнуть, я не уверен, что образование сильно помогло мне. Мне пришлось преодолеть это образование, чтобы стать успешным в трейдинге.

Чем Вы профессионально занимались до того, как стали трейдером?

БВ: После колледжа я служил в ВВС, стал пилотом. После этого я работал на нескольких работах и стал исполнительным вице-президентом крупнейшего производителя ковровых изделий в стране. Затем стал интересоваться связью между разумом и телом и стал работать с телом в течение нескольких лет (прим. автора перевода — Билл скорее всего имеет в виду работу в качестве физиотерапевта, энерготерапевта или массажиста). И часть своего времени я тратил на торговлю. С 1980 года я торгую и живу с доходов от трейдинга.

Считаете ли Вы, что люди некоторых профессий больше склонны заниматься трейдингом, чем другие?

БВ: Лучше всего те, у кого есть общее образование. Наибольшее количество людей, которые хотят учиться трейдингу, — это люди медицинских специальностей. Образование врача не дает им такого удовлетворения, а научное образование не помогает. Вы должны понимать, что рынок отличается, рынок — это поведение человека. Чем больше мы узнаем о психологии и психотерапии и то, как ведет себя человек, и видим довольно много общего с трейдингом. Образование не так важно, как ваши взгляды на мир, ваша философия, то, как вы думаете и как используете свой мозг.

Что Вы думаете о дисциплине?

БВ: Вам нужно иметь какой-то подход к рынку и придерживаться его. Что делает большинство трейдеров — получают хорошую систему и разоряют себя сами, не придерживаясь ее. Независимо от того, насколько хороший у вас есть метод, у вас будут некоторые потери. Они отказываются от своего метода или философии только потому, что у них было несколько потерь. Большинство людей на самом деле не придерживаются своего подхода к рынку. Они изменяют его, и, когда они начинают его изменять, они делают неправильную вещь.

Умственной прочности можно научиться?

БВ: Научиться легко, но это требует обязательств. И это страшно. Если вы муж и вы, однажды, выходите на ужин со своей женой, и она спрашивает, как вы это сделали, что потеряли все эти деньги, и это непросто. Большее количество раз трейдеры не будут говорить всю правду, потому что это смущает. Я не знаю другого способа преодолеть это, как пройти через это. Но ключевым моментом является принятие решения о том, каков ваш подход, и верить в него. Это становится для вас делом веры, чтобы вы стали успешны.

 Когда Вы знаете, что у вас есть эта вера?

БВ: Я думаю, это зависит от ваших ежедневных прибылей и убытков. Если Ваша прибыль превышает ваши убытки, и вы можете улучшить это соотношение, то вы будете в порядке.

У Вас есть случай или сделка, о которой Вы помните из-за страха?

БВ: Есть одна конкретная. Моя жена тоже психотерапевт, и в 1980 году мы решили, что уходим с работы и будем зарабатывать трейдингом. У нас никогда не было ни одного плохого года, когда мы торговали неполный рабочий день, но, как только мы начали торговать, чтобы жить с этого, мы начали получать убытки. Мы считали себя профессионалами не потому, что были хороши, а потому, что у нас не было другой работы. Наш счет резко упал и попал в очень плохое состояние.

В то время мы жили в Джорджии и решили отправиться на выходные и выяснить, что будем делать. К счастью у меня отличная жена и она сказала: «Что бы ты предпочел делать, кроме трейдинга?» Я ответил: «Я ничего не хочу делать». Она сказала: «Хорошо, мы возвращаемся, и ты торгуешь, и если все теряешь, тогда мы вернемся к психотерапии и заработаем немного денег, чтобы ты снова мог торговать».

Сегодня я сижу здесь из-за ее отношения. Вам нужна поддержка. Это была самая низкая точка в моей торговой карьере, и с тех пор идет подъем и все хорошо.

Вы считаете важным поддерживать определенную торговую обстановку?

БВ: Абсолютно. Вам нужна непринужденная обстановка для торговли. Когда я вернулся после этого перерыва, у меня было девять компьютеров. Был специальный стол, построенный, чтобы держать их все. Я сделал это, потому что думал, что больше информации лучше. Но в трейдинге больше информации —  не лучше. Правильная информация лучше, и вам не нужно все, что хотят люди.

Итак, теперь у меня один экран, и я люблю слушать хорошую музыку, когда торгую и не отвечаю на телефон. Я сейчас торгую только дневные графики, так мой рабочий день всего 15 минут. Раньше в моей карьере я торговал вплоть до пятиминутного графика, и это может быть мелко.

Есть ли какая-то Ваша сделка, которая бы выделялась из-за риска?

БВ: Еще в 1980-х, когда золото шло вверх, мы сделали значительную сумму денег по нашим стандартам, и мы чувствовали, что были хозяевами рынка, и мы знали, что делали. Мы быстро потеряли все эти деньги, а затем и еще некоторые. И это как раз привело к той поездке, между прочим.

Что вдохновило вас писать книги?

БВ: Несколько лет назад, когда мы стали трейдерами на полный рабочий день, наука о хаосе только начала воплощаться. И из-за моего образования в области физики, я стал интересоваться теорией хаоса. Кстати, наука о хаосе совсем не хаотична и изучает глубинные чувства людей, которые создают поведение и создают действия. Мы наняли трех докторов в области физики и математики, и у них был мощный компьютер, они сделали работу, которая приблизила хаос на рынке к аккуратной картине, которая не походила ни на что, что я видел раньше. Они пришли к трем скользящим средним, которые мы назвали «Аллигатор».

Что было интересным, что все числа,  к которым они пришли, вели к числам Фибоначчи, но суперкомпьютер не знал ничего о числах Фиббоначчи, и это дало нам уверенность. За годы мы упростили его (Аллигатор), и чем больше мы его упростили, тем более прибыльным он стал.

Джон Вилей, издатель, хотел, чтобы мы написали книгу об этом, и мы это сделали, и он захотел, чтобы мы повторили, и Джастин написала большую ее часть. Если кто-то серьезно хочет взглянуть на наш подход, мы предлагаем почитать «Торговый хаос» второе издание.

Джастин Вильямс-Лара — дочь Билла Вильямса и президент Profitunity Trading Group, активно торгует на товарных рынках и помогает клиентам. Здесь она присоединилась к нашему разговору.

Вы заметили, как люди с различными чертами характера играют в трейдинг?

Дж В: Это люди, берущие риск, и игроки, и мы выяснили, что существует разница между ними. Рынок предлагает так много возможностей для нас, и то, что мы хотим сделать, особенно на этапах обучения, это минимизировать риск. Самой большой проблемой для трейдеров является их эго. Они хотят быть правы. Как правило, трейдеры входят в 10% мудрых интеллектуалов, которые привыкли быть успешными в большинстве всего, что сделали. Если вы хотите быть правым все время, то может быть это место не для вас. Вы идете рисковать на рынке, так, если вы не проявляете гибкость и не контролируете свой риск, вы можете оказаться на жесткой дороге.

Здесь также много людей, которые хотят изобретать велосипед и тратить больше времени на анализ, чем на торговлю. Они будут иметь типичные проблемы и могут никогда фактически не размещать сделку. Самые успешные трейдеры, которых мы обучили, теперь расслаблены, отпустили свои эгоистические замашки и получают веселье от торговли. Это наша цель: Быть веселыми, когда делаем деньги!

Как вы реагируете, если студент хочет внести свой вклад в ваш метод?

Дж В: Это зависит от того, есть ли у них опыт реальной торговли, похожая философия и предпосылки, то они могут добавить это к тому, что мы сделали, чтобы это работало на них. Я не думаю, что наша методика единственная, которая работает. Я знаю, что это хорошо работает для многих трейдеров. Будут индивидуальные различия и различия уровней опыта для тех, кто хочет настроить методы под себя. Если Вы используете индикатор, который хорошо работает в течение многих лет и не противоречит нашим индикаторам, я говорю, что все в порядке. Просто убедитесь, что вы знаете основную методологию.

Один из наших излюбленных индикаторов для подтверждения счета волны Эллиотта предложил наш друг и студент. Мы всегда открыты для новой информации. В целом студент, который хочет учиться у успешного трейдера, следует правилам и задает вопросы, когда у него есть какие-то сомнения, имеет тенденцию быть успешным намного быстрее и с меньшими потерями.

Как вы считаете, какие три самых важных фактора, ведущих к успеху?

Дж В: 1. Отношение. 2. Здравый смысл. 3. Торговая система и достаточный капитал, чтобы следовать системе. Если у вас есть эти основные вещи, то ваши шансы быть успешным на рынке выше, чем в среднем у новичков.

БВ: Отношение, привычки работы, ориентирование на реальность. Понимание того, что есть, и принятие реальности такой, какая она на самом деле. Комик Флип Вилсон ранее так говорил о «Церкви «Что происходит сейчас» и для меня рынок это «Церковь «Что происходит сейчас» (прим.автора перевода — непереводимый американский юмор, либо надо понимать контекст).

Дж В: Мы, люди, склонны преодолевать все, чего касаемся. Рынок очень прост. Рынок в реальности дает только открытие, максимум, минимум и закрытие, и люди используют различные стратегии и отношение, используя только эту информацию. Итак, наш подход: посмотреть на рынок и увидеть его простым.

Я бы хотел задать вопрос, который ориентирован на то, чтобы опуститься ниже верхушки айсберга, как вы думаете и действуете в своей повседневной жизни? Как часто вы отправляетесь в отпуск?

БВ: Я в отпуске каждый день. Я нахожусь вместе с рынком всего 15 минут в день. И, имея программное обеспечение, компьютеры и сети, мы можем торговать откуда угодно.

Дж В: Я бы хотела сказать каждый день, но мы много занимаемся обучением, и мне нужно быть доступной для поддержки и ответов на звонки и почту от наших клиентов. Мы с семьей стараемся брать отпуск дважды в год, но каждый день мне нравится брать один час для чтения книги или сидеть на солнце, прогуливаться или заниматься йогой.

БВ: Это абсолютно важно для трейдера, быть расслабленным, когда он торгует.

На какую периодику вы подписаны? Что находится на вашем (журнальном) кофейном столе?

БВ:  Mac World. У меня больше журналов о компьютерах, чем о трейдинге. Я читаю журналы о трейдинге, когда они случайно попадают на мой стол, но я не провожу много времени, читая о том, что люди думают. Я считаю, что это не окупается. Все, что необходимо вам знать, это сам рынок, все остальное это сплетни, не имеющие отношения к реальности. Реальность такова, что рынок находится там, где ему и положено быть, потому что именно там он и есть. Все, что вы добавляете к этому — просто мусор.

Дж В: На нашем кофейном столе я наблюдаю «Ярмарку тщеславия», «Роллинг стоун», «Акции и товары» и «Мир собак» (Vanity Fair, Rolling Stone, Stocks & Commodities and Dog World).

Джастин, есть ли что-то на Вашей памяти, что Вы помните, потому что это связано со страхом?

Дж В: Да, конечно. Я торговала около года или более, и занималась дейтрейдингом старого индекса Nyse на пятиминутных графиках. Я говорила брокеру разместить стоп-ордер, и я буквально бросила телефон на пол, не зная, что делать, когда рынок упал как ракета. Это была потеря около 30% от счета. Я поняла, что мне пришлось перегруппироваться. Я пока перестала торговать пятиминутки. Я до сих пор вспоминаю этот подавляющий страх.

Я думаю, потому, что я дочь Билла и работала в торговой комнате, думала, что знаю больше, чем в реальности, и была самоуверенной. Это было мое самое опасное воспоминание и это смиренный опыт. Важность отношения риска к доходности стало для меня очевидным в тот день. Я старалась торговать счет на 10 000 долларов, который мог двигаться на 2000 за несколько минут! Этот опыт многому меня научил, и дал понять какой уровень боли я могу терпеть.

После этой сделки я удвоила этот счет, в тот год торгуя на рынках, на которых мне было более комфортно и которые больше подходят для моей личности.

Вы по-прежнему торгуете внутри дня?

Дж В: Время от времени. К настоящему времени я торгую более 13 лет. Я думаю, когда вы смотрите на графики очень долго, то немного развивается интуиция. Я не знаю, почему я знаю, но я торгую и обычно это нефть или индекс Доу Джонса на 10 или 15 минутных графиках. Я по-прежнему люблю индексы. Я не торгую внутри дня каждый день. Обычно мы имеем больший профит от позиционной торговли на дневных графиках.

Следует ли кто-нибудь из вас сигналам, которые дает ваша методика?

БВ: Да. Я думаю оба из нас время от времени. Есть определенный аспект нашей методологии, который не поддается цифрам. В некоторых сделках мы хотим видеть, насколько рынок двигается против тренда. И иногда возникают ангуляции между тем, где мы думаем, что рынок должен быть и куда рынок действительно идет. Это небольшие суждения, которые приходят с опытом, но наши входы в рынок довольно специфичны.

Дж В: Это правда.  Бывают случаи, когда я следую в торговле волнам Эллиотта. Если я вижу, что рынок идет в коррекцию или сложное скопление, и, если я выйду из хорошего трендового движения, я определенно пойду в торговлю в противоположную сторону. Я думаю, интересно то, что человек это единственное животное, которое будет испытывать страх и идти ему навстречу. Любое другое животное использует свое чувство интуиции для выживания, и мне нравится думать, что я могу соединить это со своей торговлей и помочь это сделать другим.

Трейдинг вызывает некоторые из самых первобытных чувств, когда мы находимся под давлением позиции, удерживая ее, или когда мы теряем ее. Умение избегать таких ситуаций может быть очень прибыльной в обоих смыслах, в ментальном и финансовом.

На что в первую очередь вы обращаете внимание на графике?

Дж В: Аллигатор и ценовые бары. Я ищу график, который выглядит эстетично. Аллигатор и ценовые бары говорят мне, какой тип рынка в настоящий момент. Я смотрю на комбинацию этих вещей.

Так вы следуете волнам Эллиотта?

БВ: Да, я смотрю на волны Эллиотта. Я не захожу в сделку, основывая ее на волнах Эллиотта. Для моей торговли существует два способа входа и два способа для добавления и два способа для выхода, и это очень просто. Но выбор того, следует ли делать эту сделку, будет зависеть от того, что Джастин говорила о том, где мы находимся в волне Эллиотта, где вы будете и каков ваш уровень комфорта на данном графике.

Дж В: Билл торгует на фондовом рынке, тогда как я торгую на товарном рынке (фьючерсами), что немного отличается из-за волатильности. Это определенно помогает, если вы понимаете тип рынка, на котором вы торгуете. Если вы агрессивно торгуете в коррекции, мы все знаем, как это обычно заканчивается: катастрофически. Если вы торгуете на трендовом рынке, у вас есть возможность более агрессивно торговать и использовать преимущество в этом движении.

Понимание основных паттернов волн Эллиотта может удержать вас от торговли в коррекциях. 85% потерь происходит в коррекциях, таким образом, научиться избегать их может избавить вас от боли.

Следуете ли вы трендовым линиям и измерениям Фибоначчи?

БВ: Нет. Мы используем аллигатор. По существу Аллигатор это наша трендовая линия. Он говорит нам, что рынок делает в настоящий момент и что он делает на более высоком временном интервале, примерно в три-пять раз больше текущего интервала. Так, если Джастин торгует на 10-минутном графике, аллигатор расскажет ей, что рынок делает на часовом и дневном графике без необходимости смотреть на эти графики. Это говорит вам, где рынок мог бы быть без какой-либо новой входящей информации. И эта новая информация и есть то, что движет рынок.

Спасибо, Билл и Джастин.

Автор перевода: Александр Котин

При перепечатке материалов перевода ссылка на эту страницу обязательна.

Оригинал текста на английском